Ему есть что сказать

Рецензия к книге: 
Мне есть что вам сказать
Источник рецензии: 
BFM.ru

Книга «Мне есть что вам сказать» мэра Лондона Бориса Джонсона — это рассказы британца о британцах, которые, возможно, заставят сломать стереотипы. Но уверенности в том, что все британцы разделяют суждения Джонсона, если честно, нет

Борис Джонсон занимает пост мэра Лондона с 2008 года. Он консерватор, любитель езды на велосипеде и бывший журналист. В российском издательстве «Альпина нон-фикшн», в серии «Чтения дюаристов», недавно вышла его книга «Мне есть что вам сказать».

В книге восемь основных глав: «Образы Британии», «Политика», «Кто такие британцы», «Литературные герои», «Манеры и нравы», «Иностранные дела», «Известные персоны», «Какой дом? Какой автомобиль? Какого черта?». В ней собраны колонки Джонсона в Spectator, GQ, The Daily Telegraph, а также статьи с его собственного сайта, написанные в 90-е — нулевые годы.

Это рассказы британца о британцах, рассказанные с английским юмором. Они, возможно, заставят пересмотреть набор символов и ассоциаций, которые возникают у иностранцев, когда они говорят о Британии.

Сдержанность, монархия, чопорность, джентльмены, чай, гвардия Ее Величества — это все осталось, но только в качестве парадной стороны. Что же за ней?

В 1997 году Джонсон в газете The Daily Telegraph написал о том, что власти страны мучительно искали новую идентичность для всех британцев, поскольку все вдруг обнаружили, что Британия, знакомая всем, — уже не та. «Никаких волынщиков и традиционной ахинеи», — писал Джонсон. Британия — это дерзкие молодые дизайнеры, вундеркинды от рекламы, модные молодые шеф-повара, а также развязные Лиам и Ноэль Галахеры в шапках от Kangol. Вот символы новой Британии, пытались заявить в правительстве Тони Блэра.

Действительно, изменились в первую очередь сами британцы, признает Джонсон. Новое поколение британцев, родившихся в 80-х годах прошлого века, так называемые дети Мэги — это тоже, фактически, новые люди. «Они добиваются таких впечатляющих результатов, которые и не снились моему поколению», — пишет автор.

Они помогают больным раком, они редакторы журналов, победители юридических диспутов, главы профсоюзов, они получают за свои фильмы престижные награды, выходят в полуфиналы телевикторины «Дуэль университетов», бегло говорят по-французски и владеют немецким. Почти каждый из них делает что-то неслыханное. Но вместе с тем, они толерантны и невызывающи. У них напрочь отсутствует чувство сопричастности и желание быть бунтарями. «Где гнев? В наше время были рок-звезды … и люди, которые отгрызали головы голубям и глушили электротоком своих девчонок в ванной. А сегодня Джеймс Блант в шапочке льет свой гениальный елей в наши уши. Он великолепен, но не мятежник, верно?».

Дзен-буддистское спокойствие нынешней молодежи Джонсон объясняет тем, что из политики и общественной жизни ушло противостояние, а вместе с ним и драматизм. На смену пришли гаджеты и Сеть. И теперь молодежь Британии всегда, как в коконе.

При этом он печалится по поводу того, что следующее поколение, рожденных в конце 90—начале 2000х годов, абсолютно неактивно. Лишь 13% детей из районов с социально пассивным населением пытаются поступать в высшие учебные заведения по сравнению с 43% по стране в целом.

Статистику портят британские мальчики, которые вдруг повально захотели стать Дэвидами Бекхэмами. Школьники смотрят на то, как он зарабатывает десятки тысяч долларов в неделю и думают: а зачем учиться? Все это приводит в итоге к появлению в этой стране новых Бриджит Джонс, которые не склонны обращать внимание на парней без диплома, а ищут только славных профессионалов мужского рода.

Кроме того, Джонсон признает, что британцы перестали ценить свое историческое наследие и то, что принято считать их национальными символами. 13% молодежи думает, что непобедимую армаду разбил Хорнблауэр, а 6% думают, что это дело рук Гендальфа. «Мы создаем культурно многообразное общество, но при этом в нем многие британцы уже не обладают привязанностью к своей стране и тому, что с ней связано, — пишет Джонсон. — Это означает отставание определенных ценностей, которые мы считаем британскими в доброжелательной и вежливой манере».

При этом британцы сознают, что стали предвзято относиться к представителям другой расы. Джонсон пишет, что временами его одолевают приступы некорректности. «Когда я прогуливаюсь по парку в тренировочном костюме и наталкиваюсь на стайку черных пацанов, которые орут в зловещем закоулке у заброшенного мужского туалета, я предпочитаю делать вид, что и в ус не дую. Можете назвать меня рохлей. Можете сказать, что в данном случае риска не больше, чем при столкновении с любой пьяной компанией. И, тем не менее, у меня в мозгу что-то щелкает», — пишет он.

Джонсон не пытается сохранять объективность в оценках и не всегда аккуратен в выражениях. Тони Блэру на страницах издания достается так, как, наверное, не доставалось за всю его политическую карьеру на посту премьера (он ушел с этого поста в 2007 году).

Достается и тем, кто смеет не уважать частную собственность. Это уважение британцы стараются передавать как нечто, что досталось Новой Британии от ее Старой Доброй предшественницы.

С 2000 года по 2007 год у Джонсона семь раз украли велосипед. Когда он не обнаружил его в последний раз, то по его собственному признанию, его лицо «меняло цвет, как светофор». «Ублюдки!» — вспоминает он слова сочувствующего ему прохожего. Сам же он также не стеснялся в неджентльменских выражениях: «Банда маленьких циничных поганцев, у которых отсутствует уважение к частной собственности», — так охарактеризовал он тех, кто оставил его без средства передвижения.

На Джонсона, к примеру, должны бы обидеться и бизнесмены Соединенного Королевства, работающие в продуктовом ритейле. В своей колонке в The Daily Telegraph в 1998 году он заявил, что супермаркеты провоцируют британцев на предельный обман и лицемерие, поскольку они фактически обирают фермеров, покупая у них дешево, чтобы затем продать это все британцам в десятки раз дороже. И британцы ведутся. Раньше они были вынуждены по выходным с детьми пробивать себе дорогу из галантереи в мясную лавку, а затем в молочный отдел, а затем еще в одну лавку, и в еще одну.

По этим дням мало кто тоскует. «Мы любим делать покупки по воскресеньям в этих храмах окороков, восхищаемся 20 000 волнующими линейками товаров, выставленных в главных магазинах», — пишет Джонсон. И добавляет, что сам он однажды в течение семи минут накупил продуктов и вина на 83 фунта, как Шумахер в Монако, но только потому, что вспомнил о необходимости через 10 минут встретить семью на станции. Но не исключил, что если бы у него было время, то он вспомнил бы про бедных фермеров и задумался бы, стоит ли покупать продукты в супермаркете.

Когда читаешь книгу «Мне есть что вам сказать», невольно вспоминаешь другую — «Корни дуба. Впечатления и размышления об Англии и англичанах» советского журналиста Всеволода Овчинникова, которая, кстати, британцам понравилась. Но если у Овчинникова отстраненный взгляд, то у Джонсона все из разряда «накипело». И потому нет уверенности в том, что его статьи, собранные в это издание, будут приняты на ура в Великобритании.

http://www.bfm.ru/articles/2012/04/13/emu-est-chto-skazat.html

Новости

Три встречи с Андреем Звягинцевым — 14, 16 и 21 декабря

12.12.2019, 13:03

В честь выхода книги «Сценарии кинофильмов Андрея Звягинцева» приглашаем вас на встречи с режиссером. Вы сможете купить книгу и...

Рецензии

Laba.Media публикует рецензию на книгу "Кривое зеркало жизни. Главные мифы о раке, и что современная наука думает о них"

Война с раком - это именно война, с потерями и победами. И она требует мобилизации больших ресурсов, потому что враг очень силен....