Невероятно смешная книга

Источник рецензии: 
Афиша

Если вы слышите фамилию Роуч впервые, то некоторое время вам будет ка­заться, что книга смешная, потому что в ней речь идет о сексе — довольно комичном, в сущности, занятии; но если вы читали хотя бы еще одну книж­ку калифорнийской писательницы — про космос, например, или про трупы, то поймете, что она могла с тем же успехом сочинить 300 страниц про фонарные столбы — таких, что вы все равно будете плакать от смеха; то есть секс тут, в общем-то, ни при чем.
 
«Bonk» — в котором есть и про посткоитальные реакции енотов, и про эксперименты с автоматами искусственного соития, и даже не пытайтесь представить про что еще, — не столько даже про сам секс, сколько про то, что творится в голове у людей, которые занимаются исследованиями секса. Трудно ведь сказать, где именно в этой области знания проходит грань между «настоящими ­учеными» и «долбаными извращенцами»; Роуч пытается — или делает вид, что пытается — ее нащупать; как и во всем, связанном с сексом, процесс тут интереснее результата.
 
Для абсурдофага все эти «сексологи» — пастбище, уходящее в бесконечность: авторы пособий по супружеской любви, которые на поверку оказываются девственниками; люди, советующие проверять наличие ночной эрекции посредством обматывания пениса лентой — серией почтовых марок с перфорацией; женщины, которые умеют ­кончать с помощью одного только психического усилия… Роуч много времени просидела в библиотеках, коллекциони­руя всякую дичь, однако ее конек — это репортаж, трансляция с места событий; в этом жанре она Том Вулф — только напрочь лишенный том-вулфовской колокольной серьезности: представьте себе Тома Вулфа, ехидного, как Джереми Кларксон; вот это будет Роуч. Разумеется, все ее репортажи написаны от «я»; что ж, многие научно-популярные книжки пишутся от «я» — но мно­гие ли авторы готовы продемонстрировать персональную вовлеченность в пред­мет иссле­дования именно там, где они будут выглядеть априори нелепо? Трудно даже сказать, какая сцена — лучшая в книге: та, где Мэри Роуч с мужем занимаются сексом под присмотром врача в качестве волонтеров? Или где она участвует в процессе осеменения свиней? Или где она с зеркальцем и рулеткой измеряет расстояние от клитора до чего-то там еще — и не знает, что ответить мужу, который, обнаружив на столе рулетку, рассеянно спрашивает: «Кстати, а что ты такое мерила?»
 
Можно подумать, что «Секс для науки» — скорее что-то вроде стенд-ап ­комеди, чем настоящее научно-популярное исследование; это совсем не так, вы даже не представляете, на каком солидном научном фундаменте базируется эта книга. Другое дело, что автор относится к науке с почтением, но без благоговения. В конце концов, какая наука может объяснить, например, тот факт, что в электронном аудиословаре английские слова «оргазм» и «клитор» произносит женский голос, а «эякуляция» и «вагина» — мужской? Что это значит? Скорее всего, ничего; однако из того, что подобного рода вещи проходят под радаром науки, не следует, что в них нет ничего интересного. Есть, еще как есть; и вот такой она человек, Мэри Роуч, — интересующийся не только наукой, а вообще всем: ей просто любопытно — а почему так?
 
Лев Данилкин
http://www.afisha.ru/book/1744/
http://www.afisha.ru/book/1744/

Новости

В длинный список премии "Просветитель 2019" вошли четыре книги издательства "Альпина нон-фикшн"

19.06.2019, 18:18

Опубликован длинный список премии "Просветитель 2019". Туда вошли четыре книги издательства "Альпина нон-фикшн".

Сопредседатели...

Рецензии

ТАСС публикует отрывок о кислородных коктейлях Сиротинина, которые должны были заменить зондирование желудка

В издательстве «Альпина нон-фикшн» выходит книга Тима Скоренко о советских ноу-хау. ТАСС публикует отрывок о кислородных...

Видео

Презентация книги Тима Скоренко «Изобретено в СССР» на книжном фестивале «Красная площадь»

Изобретательская мысль в Советском Союзе развивалась своеобразно. Она процветала в избранных областях — космической, военной, научной — и...