Практика вероятности (Афиша)

Рецензия к книге: 
Физика невозможного
Источник рецензии: 
Афиша

В космическом пространстве можно развернуть гигантский ­парус — чтобы наполнить его искусственно созданным лазерным ветром, достичь скорости света и без особых задержек ­перемещаться по Вселенной. Потенциальной базой космических нанокораблей может стать Луна. На земле победы в войнах будут одерживаться при помощи «умной пыли» — особых устройств с крохотными датчиками, которые можно будет распылять над полем боя. В принципе, на первых порах «умная пыль» может просто непрерывно снабжать командиров достоверной информацией; впоследствии такую «пыль» — флотилия, состоящая из триллиона боевых единиц, вряд ли будет ­выглядеть крупнее банки из-под кока-колы — можно будет послать к ближайшим звездам.

Нечасто встретишь серьезный научпоп, в котором объяс­ня­ется устройство световых мечей и «Звезд смерти»; однако нет никаких оснований квалифицировать «Физику невозможного» как фантастическую литературу. «Любая достаточно развитая технология неотличима от волшебства», — цитирует автор, американский физик японского происхождения, один из законов, сформулированных Артуром Кларком, и — да, именно волшебством, а чем же еще, кажутся все эти технологии будущего; однако это волшебство, у которого есть шансы осуществиться — по крайней мере по состоянию науки на 2008 год, когда была издана «Физика невозможного».

Вообще-то, Каку — физик-теоретик, работающий над теорией струн (то есть, по сути, созданием «теории всего»), но еще и футуролог, чья репутация в качестве компетентного эксперта настолько высока, что с ним часто консультируются настоящие фантасты — литературные и кинематографические — на предмет, не противоречат ли их допущения основным законам физики. Создание «Звезды смерти» или светового меча, например, не противоречит ни одному закону.

«Невозможное» для Каку не абстрактная, дима-билановская категория, а термин, обозначающий предметы и технологии, о которых у людей есть представления, но еще не реализованные, как бы подвисшие в листе ожидания. Все «невозможное» Каку делит на три класса. I класс — технологии, сегодня невозможные, но не нарушающие известных законов природы. Воз­можно, они будут реализованы уже в XXI веке. Это телепортация, телекинез, невидимость, фазеры и «звезды смерти», контакты с инопланетянами. Невозможности II класса — технологии, лишь недавно обозначившиеся на переднем крае наших представлений о физическом мире. Если возможны, то реализованы они могут быть через тысячи и даже миллионы лет: машины времени, путешествия в гиперпространстве, путешествия сквозь кротовые норы пространства-времени. Невозможности III класса нарушают известные физические законы. Как ни стран­но, их меньше всего: вечный двигатель и предвидение будущего. Разумеется, есть еще много чего невозможного — но на сугубую ерунду Каку чужое время не тратит.

Каку приходится объяснять читателю очень сложные вещи — в том числе теорию относительности, принцип неопределенности и проч.; это потому, что из и так общеизвестной ньютонов­ской физики почти все практические вещи уже, считай, выжаты. Тогда как последствия общей теории относительности кажутся чуть ли не безграничными.

Каку — популяризатор науки, однако ж он не говорит: «Сейчас я перескажу вам учебник по физике ХХ–XXI веков своими словами», — нет, его интересуют «всякие штуки», удивительные, еще не осуществленные, но придуманные открытия и изобретения; и только по ходу, объясняя, что как устроено, он дает общие представления об основных законах мироздания, открытых на протяжении последних 100 лет. Перед нами, по сути, путеводитель по еще никем не найденной пещере Али-Бабы, но что самое удивительное, это не жульничество. Туда — теоретически, по крайней мере — есть доступ.

«В принципе, если иметь триллионы нанороботов, можно напустить их…» — ну да, именно так ты все это себе и представляешь; если не запрещено, то все дозволено — напустить, расколошматить, аннигилировать. Каку из тех авторов, пишущих от «я», с которыми по-настоящему приятно иметь дело: человек явно стал физиком не только для того, чтобы понять, как устроен мир на самом деле, но и чтобы узнать, когда уже наконец можно будет воспользоваться лазерным мечом и что будет, если врезать им по лбу (буквально каждая глава начинается с пересказа какого-нибудь эпизода из «Стар-трека», «Звезд­ных войн» или, на худой конец, «Гарри Поттера»). Каку прекрасно ориентируется не только в бозонах и тахионах, но и в кино, комиксах, фантастической литературе — и в простых, житейских вещах. Каку чрезвычайно широко эрудированный — и знающий цену парадоксу и интересному факту — рассказчик. Он умеет растормошить читателя: то заводит речь о фокусниках, то о возможности 11-го измерения, то о том, почему инопланетяне вряд ли могут быть размером с Кинг-Конга, а Стивен Хокинг женился недавно в третий раз (хотя нет, научный оптимизм Каку не так безграничен, чтобы лелеять надежду ответить на вопрос «Почему?» в этом случае). Многие ли знают, например, что «мировой рекорд в путешествиях во времени принадлежит в настоящее время российскому космонавту Сергею Авдееву, который за 748 суток, проведенных на орбите, переместился в будущее уже на 0,02 с»?

Каку любит сталкивать житейские парадоксы и мудрости с космическими, глобальными. «Физика невозможного» на самом деле гораздо значительнее, чем просто коллекция вероят­ных чудес; новые изобретения неизбежно сказываются не только на разнообразии мира, но и на его внутреннем содержании. Новые представления об устройстве Вселенной могут иметь отношение и к морали. Каку редко напрямую касается вопроса о существовании Бога, происхождении жизни и прочих вещах такого рода, но, получив представление о Большом морозе, гамма-всплесках, кошке Шредингера и парадоксе Бентли, поневоле начнешь задаваться основными философскими вопросами.

В общем, мы уже привыкли к тому, что от пресловутого «мира будущего» не стоит ждать ничего хорошего; «завтра не то место, где хотелось бы оказаться». Не то, да; но ведь придется в какой-то момент, ничего не попишешь; в конце концов, если там и в самом деле будет по крайней мере невидимость и возможность кататься туда-сюда во времени, то это еще куда ни шло.

 

Автор:  Лев Данилкин

http://www.afisha.ru/book/1491/review/260934/

http://www.afisha.ru/book/1491/

Новости

Мифы, которые убивают. Что нужно знать о раке, чтобы не навредить себе и своим близким

17.09.2019, 10:50

28 сентября в 18:00 в «Московском Доме Книги» на Новом Арбате пройдет открытая дискуссия, посвященная выходу книги Марии...

Рецензии

«Все формулы мира». Астрофизик Сергей Попов объясняет в новой книге, зачем на самом деле нужна математика

В октябре в издательстве «Альпина нон-фикшн» выходит книга Сергея Попова «Все формулы мира. Как математика объясняет законы природы»....