Всероссийская литературная премия Национальный бестселлер - 2020 публикует рецензию на книгу "Изобретено в СССР"

Источник рецензии: 
http://www.natsbest.ru/award/2020/review/nauka-i-politika/

Наука и политика

Начну с отзыва юного московского технаря о шедевре мировой художественной литературы: «Сам Холден меня устраивает, дело в описывании событий излишни простым языком, да и сами они -- эти события -- односложные. По мне так нет ничего зазорного в том, чтобы ,от первого лица пересказывая события, упоминать лишь о важных моментах полностью, а о незначительных лишь украткой. Не знаю... Наверное были тогда любители такого "языкового" реализма <…> Вместо чтения в электричке По-по-по-петуха во ржи общался с очередным алкотроном. На этот раз с прокуренным 50+ летним музыкантом. Рассказывал про каких-то Битлов, Берёзок и Крематорий. Давал послушать свои песни и каверы. Половина что-то в духе шансона про просранные возможности, половина -- что-то в духе Элвиса Пресли. Ехал к родным, показать, какой он хороший и не пьющий. В идоге встретил знакомого (полу-бомжа продавана говн с мешками) и начал распивать с ним из горла подарочную водку, но была уже моя остановка... Открыл книгу только в метро и закрыл. Сложилось впечатление, что нужно читать в оригинале, ибо язык какой-то дэбильный, я бы вроде как лучше смог бы передать».

Нет, здесь я не о бездуховности современной молодежи. Я о том, что читателей, которые сами не пишут, нынче мало и их нужно по возможности беречь. Если русский Ваня не захотел дочитывать «Над пропастью во ржи», представляется сомнительным, чтобы он осилил по доброй воле что-то из длинного списка «Нацбеста». Хотя…

Книга Тима Скоренко, пожалуй, одна из самых интересных и масштабных в этом сезоне (как и книги Троицкого, Туровского, Алленовой). Это даже не столько научно-популярная книга, сколько философское осмысление истории советского изобретательства, история СССР в научно-популярном стиле. Думаю, это и есть подлинный бестселлер, который должен стоять на полке у каждого пользователя с активной гражданской позицией. Зачем? Чтобы ссылаться на авторитетный источник каждый раз, когда пускаешься в дебри отечественной политологии, конспирологии и пр.

Допустим, какой-то западник втирает вам про «елового гуся» Говарда Хьюза, вы берете с полки книгу Скоренко и пишете, что экраноплан или экранолет намного лучше и дешевле. Вам говорят про «Конкорд», вы рассказываете про Ту-144, который был сделан на год раньше. Вам втирают про Винера и про то, что вам не след печатать на американском изобретении, вы в ответ пишете про Брусенцова, троичную логику и ЭВМ «Сетунь», попутно называя Джобса и Возняка однополой парой.

Космическая гонка, голографическая гонка, лазерная гонка, строительство советских АПЛ и атомных станций, метрострой, первый европейский циклотрон, создание водородной бомбы и многое, многое другое — это могло бы стать основой пары тысяч производственных романов, но неплохо смотрится и в натуральном виде. Трагическая история Льва Термена хороша сама по себе, без литературщины, пафоса и надрыва. Мрачные и странные опыты Демихова в области трансплантологии пугают не меньше, чем готические романы. Одна глава, где рассказывается о переливании кадаверной (фибринолизированной) крови, стоит целой некрореалистической поэмы.

Если вы думаете, что эта книга — сухой пересказ научных фактов, то ошибаетесь. Авторский голос слышен везде. Скоренко жалеет изуродованных скальпелем, задохнувшихся и сгоревших в космических аппаратах собак, рассуждает о целесообразности и этичности тех или иных проектов, возмущается, когда речь идет о некомфортной жизни советских людей, и, конечно же, призывает к миру в конце главы о термоядерном оружии. Эта книга не только о науке, она о науке и советском человеке.

Скоренко подтверждает известный факт: изобретательская мысль в СССР не отставала от изобретательской мысли на Западе, и во многом советские ученые предвосхитили западные технологии. Изобретения в СССР, не связанные с оборонной промышленностью, появлялись вопреки всем неблагоприятным условиям: это были и отсутствие финансирования, и часто отсутствие базы для внедрения, и прежде всего проблемы бюрократического свойства — стране не нужны были новые наушники, новая оптика и магнитно-резонансная томография, стране нужны были танки и космические аппараты. Мизерное поощрение в виде прибавки к зарплате, пара публикаций — вот все, на что мог рассчитывать в СССР талантливый ученый, если ему удавалось доказать значимость своего проекта для советской промышленности. К тому же, ему вполне могли поручить работу над другим проектом (более важным с точки зрения руководства), а существующий отдать другим разработчикам или просто оставить без внимания. Похоронив отечественные проекты, советские чиновники нередко наспех перенимали аналогичные западные разработки для нужд простых граждан. Как видим, мотивация советских изобретателей держалась исключительно на любви к своему делу.

Добавлю, что чтение научпопа, журналистских расследований или книг об искусстве и социологии, к сожалению, а может, и к счастью, доставило мне в этом сезоне гораздо больше удовольствия, нежели попытка разобраться в исповедальной прозе, магическом реализме, шкатулочных романах и постмодернистском безумии авторов худлита. Многие книги длинного списка напоминают артбуки с хаотично наляпанными котиками, птичками, белыми кроликами, летящими на зонтиках детьми, романтичными девами, лучами добра, цветами и клоунами. Они заставляют меня чувствовать себя бессердечным идиотом, который упорно отказывается видеть во всем этом художественные достоинства, а не вопиющую пошлость. Иногда шквалы де бель леттр, рожденные неуемным желанием авторов выражаться красиво, человечно, непонятно и возвышенно, возбуждают во мне настолько сильные эмоции, что хочется сжечь очередной опус либо выкинуть его в окно. Спасибо вам, Тим Скоренко, за эту прекрасную книгу.

Начитанность хороша там, где она уместна. Автору художественного текста бывает полезно задвинуть на дальнюю полку культурный багаж, чтобы сказать что-то свое, оригинальное. Скоренко, избрав научно-популярный текст, мог бы написать значительно больше, но сдерживал себя критерием значимости.

Автор: Елена Одинокова

Новости

Открывается новый проект «Альпина.Дома». Встречи с авторами в прямом эфире

06.04.2020, 10:45

Мы открываем новый проект «Альпина.Дома». «Альпина.Дома» — это прямые эфиры с авторами «Альпина нон-фикшн», «Альпина...

Рецензии

Видео

Павел Подкосов рассказывает о главных книжных новинках весны 2020

Главред издательства «Альпина нон-фикшн» Павел Подкосов рассказывает о главных книгах весны 2020.